Сайт Виртуального проекта "Краеведение Таврии" является частью библиотечного портала lib.kherson.ua
Новости
12.11.2018 08:12

Учимся создавать политические партии
10 ноября в рамках общенационального правопросветительского проекта «Я МАЮ ПРАВО»...

08.11.2018 11:19

Юбилей Рыцаря Творческого Ордена
Сегодня отмечает юбилей уважаемый и известный среди многих жителей нашего города человек, Почетный гражданин...

02.11.2018 09:51

Прогулка улицами родного города
В течение почти трех веков наш город очаровывает всех удивительными историями и приключениями, которые...


Гость | Войти
Версия для печати

Гончар и Херсонщина

 

"...Ще квіттям зійду я в полях України,

    Ще Вам провіщатиму радості день!"

 Гончар. О. Щоденники. Т.2.  К., 1947.

 

 

«... ЧТО ПРОСТОРОМ СВОИМ АЖ ПЬЯНИТ»

Олесь Гончар и Херсонщина. Целый материк в нашей литературе, удивления достойная влюбленность писателя в смугловатую Таврию, ее просторы и ее людей. Именно югу Украины в послевоенном творчестве автора «Знаменосцев» суждено было занять особое место, и на то были свои предпосылки.
На одном из предвыборных выступлений перед таврическими хлеборобами, неоднократно избиравшими писателя в парламент страны, Олесь Терентьевич рассказал: «С ранних детских лет мне приходилось слышать о Турбаях, о судьбе этого мужественного села, разрушенного царским режимом в конце XVIII века, о людях, переселенных в прежние степные пустыни... Слышать приходилось и о том, как их односельчане ходили на заработки в Таврию» ...
В другой раз, разговаривая со мной, он задумавшись сказал, что, возможно, и мама его Татьяна, так рано ушедшая за край, ходила пыльными дорогами в таврическую даль в поисках лучшей доли... Тема степи, жизни степовиков зазвучала властно уже в книге рассказов «Юг» (в 1951 г.). Назовем такие из них, как «Жаворонок», «Соседи», «Зарница», а особенно «Подсолнухи», ставшие рассказом-событием в украинском писательстве первых послевоенных лет. В этом произведении глубоко и трогательно раскрыта красота человека труда - степовика Мелании Чобитько, образ, который не блекнет с течением времени среди многочисленных героев Гончаровой прозы, которая справедливо названа классикой еще при жизни ее творца.
Но, конечно же, «перевисание» к теме степи, её исторической судьбе знаменовал знаменитый роман «Таврия» (в 1952 г.), отмеченный широтой показа жизни народных масс, тщательной «разработкой» поистине народных характеров, предпосылок их формирования. Природа нашего родного края в этом произведении изображена, как нигде ярко, развесисто, полносолнечно.
Последняя страница гражданской войны стала основой следующего после «Таврии» романа «Перекоп» (в 1957 г.). Несмотря на определенную идеологическую заангажированность (такое было время), в нем достаточно убедительно показаны противоестественность якобы своей «дядьковской» войны. Многочисленные эпизоды подтверждают признаки безумия народа, которым та война в сущности была.
Из-под пера знаменосца нашего писательства вышел в разные годы целый ряд рассказов, новелл, повестей, посвященных все тем же степовым людям (слово это подарила одна пожилая степовичка, Олесь Терентьевич, услышав его, заметил: «Так и книгу назвать можно»). Никоим образом не обойти в нашем разговоре повести «Чтобы светился огонек» (в 1954 г.), в которой едва ли не впервые в творчестве О.Гончара поднята проблема духовного браконьерства, - то, чем возмутит позже брежневско-сусловскую камарилью всемирно-известный роман «Собор» (1963-67 гг.).
«Героя» упомянутой повести, Вовика-капитана, Дёма-олимпиец характеризует как браконьера «во всех своих чувствах». Тема эта звучит и в знаменитой новелле «На косе» (в 1966 г.). Как упрек не одному властителю звучат слова, брошенные местному божку Танцюре выпускницей биофака Ольгой: «Где ваши святыни? Освободили ли вы уже от них свою жизнь?» Настоящей поэмой о степи и степовиках является роман в новеллах «Тронка» (1960-62 р.р.). Книгой эпохи назвал его Дмитрий Павлычко. Пленяет прежде всего светоносность образов людей крепкого народного склада, - семьи Горпищенко, бригадира бульдозеристов Льва Браги, директора совхоза Пахома Хрисантовича, безногого инвалида войны Мартына Мамайчука, его «неуправляемого» сына Грини и других. Вместе с тем в романе исследуется происхождение человеческого «Курая жизни», как сказал Брага. Отставной майор Яцуба, ожесточенный враг демократии, «лобозвон» классического образца, так же напоминает нынешнего бонзу, что в тронном зале восседает и заявляет безапелляционно: «Крестьяне не могут быть демократами».
Я был свидетелем, как писатель «собирал» материал для повести «Бригантина» (в 1973 г.), изучая по депутатскому заданию обстоятельства в так называемых «спецшколах». Официальная пропаганда в то время на все заставки кричала о воспитании нового человека, жизнь же неумолимо свидетельствовала, что с этим вопросом в стране «развитого социализма» далеко не все в порядке. Олесь Гончар бьет тревогу: за юные сердца бороться нужно настойчивее, неказенно, умом и душой. Он, по словам В.Земляка, выступил здесь в образе педагога, «по-доброму улыбчивого для открытой детской души, в то же время требовательного в своем гуманизме». Белобережье (низовье Днепра) является местом действия и романа «Берег любви» (1975-76 гг.), вышедшего из печати именно в то время, когда по всей стране звучало «Мой адрес - не дом и не улица». ...А здесь, на страницах романа - адрес полностью отмечен: Украина, Таврическая степь, Кураивка, та, что «на млечном пути, на горячих ветрах».
Герой романа - «морской волк», «узловяз жизни» Андрон Ягнич, «честно отбыв свою пожизненную вахту», вынужден под грузом лет отходить в «забортность» (проще - на пенсию). И он возвращается не куда-нибудь, не в уютное курортное местечко, а - на берег любви, на свою степную родину, где и дом, и улица, и родные его сердцу люди, такие как «кураивский Зевс», председатель местного колхоза Сава Чередниченко, прообразом которого послужил незабываемый Николай Садовой из цветущей Чулаковки.
В последнем романе О.Гончара «Твоя заря» (1976-1980 р.р.), география которого, можно сказать, всеземная, планетарная, мы однако опять встретим и запомним и «во все края степное раздолье, что простором своим аж пьянит», и - «лицо у комбайнера аж темно-сизое от пыли и щетины. А среди этой пыли и щетины два лоскутка ну просто небесной лазури».
...И так тебе тот случайно встреченный по дороге к морю механизатор напомнит твоего земляка или же твоего отца, что работал не одно лето на пьянящем раздолье степном, и никуда его не тянуло от берега любви, который нам передан в наследство как самое дорогое в мире сокровище.
Не могу не вспомнить дорогую не только для меня новеллу из книги «Далекие костры» (в 1991 г.). Зовется она «В снегах», навеяна последними предвыборными странствиями по Таврическим заснеженным раздольям. Прототипом Поэта в ней есть не кто иной, как автор этих строк. А еще же там и Газетчик и Учительница, которые тоже списаны с натуры - мои добрые друзья, безусловно, тоже узнают себя в тех образах...
Так вот - Гончар и Херсонщина... Так же, как степь аж пьянит своим простором, так и произведения Мастера о нашем Крае и краянах пьянят нас гончаровской солнечностью мыслей и чувств, неповторимостью гениально сказанного слова. Напоследок - сонет, не вымышленный, а также написанный с натуры в одном из таврических сел. 
 

СУПУТНИКИ

В музеї – обладунки чабана:
Гирлига, фляга, шапка-бирка вірна.
І  орденами зшерхлими  війна,
І – орденами в сяйві  праця мирна.
Хто їхнього володаря не зна
В степу, що він любив його безмірно,
Допоки та безока, навісна
В кошарі не настигла в день сумирний...
Отара сиротує на пашах...
Ми всі падем на скорбних рубежах.
Чи ж добрий спомин матимем по смерті?
...А ще в музеї при його речах
Лежать, не змерклі в буднів круговерті,
Дві книги  «Тронка» й «Таврія» – потерті...

Н. Братан

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ:

Братан Н.И. Сила любви: Слово про Олеся Гончара.  Херсон: Просвіта, 2002.  31 с.

Братан Н.И. Что бы там не говорили... [Из воспоминаний об Олесе Гончаре] // Степ.  2002.  №11.  С.152 154.

Параскевич П.К. Життя  як джерело // „Печатное слово”, Информационно-методический журнал издательства ХГУ – 2003 (2). 

 

 

 

 

Вход