[WORD_10]
Гость | Войти
Printable version

Бойцы невидимого фронта

Много раз мы слышали, как в других странах говорят и пишут о загадочной славянской душе. Видимо, там не понимают, что наш народ никогда не мирился и не смирится с чужеземным гнётом, и никакая смертельная опасность не может остановить людей в их стремлении оказывать сопротивление захватчикам. Так было и в Херсоне.
После того, как город оставили регулярные части Советской Армии, единственной приемлемой формой противостояния фашистам, была подпольная борьба. Разные были в городе группы и отдельные лица, принимавшие участие в этой борьбе, но самой многочисленной и сравнительно долго действовавшей в городе стала подпольная организация «Центр». Ею руководил Филипп Антонович Комков («Меченый»), являвшийся одним из организаторов и руководителей Николаевского областного подпольного «Центра», и перебравшийся в Херсон после разгрома подполья немцами в декабре 1942 года.
О деятельности группы «Центр» в Херсоне немало рассказано в самых различных источниках. Попытаюсь шире осветить и предложить вниманию читателя, некоторые малоизвестные факты и эпизоды подпольной деятельности на оккупированной территории, связанные непосредственно с Киндийкой, выходцами из села, и его жителями.
В очерке «Непокорённые» из «Херсонской городской книги памяти», читаем: «Комков сплотил вокруг себя актив подпольной организации «Центр» в Херсоне. Его верными и активными помощниками стали: Валентин Ильич Мацулевич, Александр Николаевич Наумов-Николаев, Антонина Ивановна Шубина, Тамара Матвеевна Корень-Николаева, прибывшие из Николаева и херсонцы Николай Акимович Дубров, Александр Михайлович Жуков, Мефодий Григорьевич Скворцов, Екатерина Алексеевна Водяницкая, Иван Фёдорович Соловьёв, Людмила Николаевна Воеводина.
Многое в жизни подполья изменилось после приезда Ф.А. Комкова. Будто второе дыхание открылось у людей. 22 февраля 1943 года Комков записал в своём дневнике, который он вёл очень тщательно, изо дня в день:
“ Наши представители имеются на следующих предприятиях: 1) элеватор; 2) пивзавод; 3) консервный завод (комбинат) и завод № 3; 4) завод стеклотары; 5) порт; 6) электростанция; 7) докстрой; 8) завод им. Коминтерна; 9) железная дорога; 10) завод им. Петровского;11) сельхозколония; 12) маслозавод, олейзавод и др.”
…5 февраля 1943 года он записал: “ В основном наша работа велась к подготовке вооружённого восстания при поддержке десантом с фронта. Но так как не было нормальной связи с фронтом, приходилось всё откладывать и заниматься изысканием оружия и боеприпасов, организовывать боевые расчёты: как-то отделения, взводы, роты и т.д. Наряду с этой подготовительной работой производились диверсионные акты, убивали провокаторов и устраивали саботаж на заводах и в колхозах, а также занимались деморализацией немецких и румынских солдат. На заводах выполняли заказы недоброкачественно, затягивали сроки выпуска заказов, производили взрывы, пожары. В сельском хозяйстве гноили хлеб, овощи, подчас и жгли. Устраивали побеги и переправку на ту сторону советских командиров, которые находились в плену. Последнее время начали активно заниматься пропагандой среди населения, т.е. выпускали листовки и сводки Совинформбюро, и давали их массам…»1
Во многом, о чём идёт речь в дневнике Филиппа Антоновича Комкова, принимала участие и неприметная, невысокая, хрупкая, чернявая девушка - с твёрдым и, я даже сказал бы - жёстким характером - Муся Букацель (о характере знаю не понаслышке, поскольку общался с Букацель М.П. больше трёх десятилетий). Родилась она в Киндийке и имела здесь глубокие родовые корни в шести поколениях. Проживая в предвоенные годы на территории Киндийского сельсовета (Монастырско-Цыганская слободка), пришла работать счетоводом на консервный завод им. Сталина, где и стала в годы войны участницей подпольной группы «Центр».

Фотоэкспозиция Херсонского областного краеведческого музея, посвящённая подпольной группе «Центр».

В экспозиции Херсонского областного краеведческого музея, посвящённой деятельности подпольной группы «Центр», среди фотографий её участников есть и фото Букацель Марии Поликарповны, но в материалах музея, касающихся работы подполья, о её участии в этой группе есть, практически, одна фраза - «Была связной в подпольной группе «Центр»...».
А вот о чём поведали документы, обнаруженные в Государственном архиве Херсонской области, которые будут цитироваться мною со значительными сокращениями и, далеко не все, иначе пришлось бы издавать отдельную книгу по данной обширной и, достаточно сложной, теме. И всё же, попытаюсь изложить имеющийся материал таким образом, чтобы суть была максимально освещена.
Начну с выдержки из заявления члена КПСС Цедрика Георгия Фёдоровича в Бюро Херсонского Промышленного областного комитета партии: «…Хочу привести несколько фактов моего участия в подпольной организации и сослаться на ряд товарищей, которые могут эти факты подтвердить:
1. Букацель Мария Поликарповна, член КПСС, член подпольной организации, может подтвердить следующее:
а). Что связался я с подпольной организацией с помощью т. Букацель в конце 1942 г.
б). Что зимой 1942-43 г. я несколько раз получал у неё привозимые из Николаева листовки для распространения так же, как и она в этот период неоднократно получала листовки от меня.
в). Что руководитель Центра т. Комков Ф.А. поручал мне в мае 1943 г. организацию выдачи документов через т. Автюхова А.К. (бухгалтер на консервном заводе) нескольким человекам из молодёжи, освобождённой от мобилизации в Германию.
г). Что в мае 1943 г. у меня на квартире по ул. Короленко, 26, проживал руководитель Центра т. Комков Ф.А. и др. товарищи.
д). Что после ухода из Херсона группы т. Комкова, я в июне и июле 1943 г. разносил запечатанные пачки листовок и вручал их для распространения активным участникам подполья.
е). Что в октябре 1943 г. я давал ей задание по подготовке медикаментов…».2
Далее, в этом довольно объёмном заявлении, идёт речь о многих других свидетелях и участниках подполья (в частности - об Автюхове, Щурове, Фёдорове, Тхоровском и других).
А вот свидетельство в письме3 из Москвы от В.И. Щурова - в 1964 году доцента Московского Нефтяного института: «…В Херсон я попал вместе с многотысячной колонной военнопленных после падения Севастополя 4 июля 1942 года, при обороне которого я получил осколочное ранение в бедро. В Херсонский лагерь военнопленных (бывшая Херсонская тюрьма на «Военном») нас пригнали с переправы примерно 7-10 июля 1942 г…». Потом онрассказывает о жизни в лагере, о наших людях, помогавших продуктами и медикаментами, о желании убежать из лагеря. Для этой цели Щуров В.И., немного подлечившись, попросился работать на судоремонтный завод (ныне завод им. Коминтерна), где встретился с Цедриком Г.Ф., работавшим здесь инженером-конструктором. Щуров В.И. продолжает в своём письме: «…Так я познакомился с Цедриком, который помог мне бежать из лагеря… В квартире Цедриков стали появляться различные люди, с которыми Цедрик знакомил и меня. В частности был хромой парень по имени, кажется Миша. (Это - Комков Ф.А., который хромал из-за ранения в ногу. А «Миша» - потому, что в этот период у него был паспорт на имя Кузнецова Михаила). Часто упоминалась фамилия Кирюникова и Мацулевича, была часто Муся Букацель невысокая девушка и ещё одна девушка, имени которой не помню. В квартире Цедриков мы налаживали радиоприёмник, готовили тексты прокламаций, и приходилось делать печати из резинок для каких-то справок и документов…» (Многие бланки, справки доставала сама М.П. Букацель, а также и через свою знакомую на консервном заводе).
После, рассказывает Щуров, он с группой из 4-5 человек других военнопленных, освобождённых подпольщиками из лагеря, были обеспечены поддельными документами, лодкой, продуктами - ночью уплыли через Днепр, долго петляли по протокам на другой стороне реки, но всё-таки попали к своим. Потом он снова воевал на флоте, закончил войну в звании капитан-лейтенанта, а после войны занимается научной деятельностью. Также он пишет, что после войны встречался в Москве с одним молодым парнем, коренным москвичом, с которым тогда ночью уходили через Днепр.
Другой свидетель тех событий - Фёдоров Георгий Фёдорович рассказывает, как члены подполья - Автюхов Андрей Карпович, Цедрик Георгий, Холодарь Леонид, Букацель Муся спасали пленных из расположенного неподалеку лагеря, помогали людям, которым грозила смертельная опасность, обеспечивали их поддельными документами, деньгами, транспортом, продуктами и направляли в лес, к партизанам. Также члены группы прятали еврейские семьи от фашистской расправы: «…У меня жена была еврейка и двое детей - сын и дочь. …Они нас прятали от немцев, хотевших нас арестовать и, наверное, расстрелять, на квартире у Автюховых (которая как, я считаю, была явкой членов подпольной организации)…4

Оккупационные власти предупреждают!

Возможно, с высоты сегодняшнего времени, кто-то иронически усмехнётся, прочитав эти строки. Но ведь в ту пору, пору немецкой оккупации, даже за чтение листовки можно было вполне угодить под расстрел. Что уж там говорить об оказании помощи при побегах из лагеря, изготовлении подложных документов, слушании радио, распространении антифашистской пропаганды и укрывательстве евреев! За такие деяния в то лихое время, без лишних разговоров и особых разбирательств, массово расстреливали. Поэтому смело можно сказать, что люди, решившиеся участвовать в подпольной деятельности, постоянно ходили «по лезвию бритвы».
Вот ещё один эпизод из работы подполья, связанный непосредственно с Киндийкой. Активная деятельность Херсонского «Центра» - и агитационная, и диверсионная, и вооружённая - стала очень заметна, и оккупационные власти всполошились. В начале 1943 года начались слежки, аресты подпольщиков, а в конце мая на Херсон обрушилась новая волна облав - немцы, во что бы то ни стало, решили уничтожить подполье. Тогда Филипп Комков принял решение уходить из города. Вспоминает Г.В. Цедрик: «…Во время подготовки т. Комков спросил моего мнения, кому лучше всего поручить сохранение рации, которую не смог отремонтировать т. Холодарь (электрик консервного завода, член подпольной группы). Я посоветовал поручить это т. Букацель, что тов. Комков и сделал…».5

Фото 1948-1952 г.г. Букацель М.П. (11.07.1918-28.01.1987) - связная подпольной группы «Центр».

О дальнейших событиях рассказывает М.П. Букацель: «…Там же на квартире у Цедрика, Меченный дал мне поручение найти надёжного человека, сохранить радиостанцию, а по приходу Советской Армии передать её органам государственной безопасности. Перед организацией за радиостанцию отвечала я. …Радиостанция была перевезена Фесенком Г.И. с квартиры Холодаря А.П.»6
Затем рация была надёжно спрятана в селе Киндийка по переулку Торпедному 15 (ныне дом не сохранился) у Григория Ивановича Фесенко - работника консервного завода, первого заведующего киндийским клубом, одного из председателей Киндийского сельсовета в 1930-е годы.7



Фесенко Г.И. (01.10.1906-08.10.1981). В его доме по переулку Торпедному в Киндийке несколько месяцев находилась рация, оставленная на хранение подпольной группой «Центр» летом 1943 года.

Через несколько дней после освобождения Херсона радиостанция была вырыта из тайника и передана работникам КГБ. Оказалась она в рабочем состоянии, а раньше не работала по причине неисправности элементов электропитания. Об этом интересном, но малоизвестном эпизоде военной поры поведали архивные документы, из которых мы узнали и некоторые подробности об участии в подпольной работе на оккупированной врагом территории, представителей из Киндийки.
Надо сказать, что для многих подпольщиков «Центра» стало весьма хлопотным и сложным делом доказать своё участие в деятельности группы. Более того, им пришлось неоднократно пройти жёсткие проверки в органах госбезопасности (в 1946, 1957, 1963 годах), дать письменные ответы нескольким партийным комиссиям, собрать многочисленные свидетельства людей, живущих в разных городах большой страны! Это было не только сложно и хлопотно, но подчас и непредсказуемо для личной судьбы участников и свидетелей тех событий, ведь никто не мог быть уверен в правильности и логичности выводов проверяющих.
И всё-таки, правда и справедливость восторжествовали - многие из участников подпольной группы «Центр», в том числе и наши земляки, были награждены боевыми орденами и медалями. Поддерживая высокую ноту оптимистической развязки сложных событий военного времени, предлагаю вниманию читателя фрагменты тёплых и сердечных воспоминаний М.П. Букацель о ближайших соратниках Комкова Ф.А. - Мацулевиче В.И. и Шубиной А.И., которые неоднократно скрывались, проживали и ночевали в их семье: «В самые страшные дни немецкой оккупации г. Херсона мне довелось встретить замечательных людей, наших советских разведчиков. До этого я читала о них в книгах. Ими были Мацулевич Валентин и Таиса Шубина. В этом, я считаю, мне в жизни повезло, потому, что ни одна встреча с настоящим человеком не проходит бесследно, а особенно в дни оккупации, в дни тяжёлых испытаний, когда свирепствовал фашизм, сея на каждом шагу смерть.
Познакомилась с Мацулевич, как мы его называли «Валей» весной 1943 года, а вскоре узнала и Тасю Шубину. Оба они были невысокого роста, с виду совсем не примечательны. Валя был постарше, а Тася совсем молодая девушка. Но присмотревшись ближе, узнав лучше, каждый чувствовал, что такие как Мацулевич и Шубина до конца выполнят свой долг.
Валя говорил мало, всегда был серьёзным, но не злым, у него было очень простое добродушное лицо. И я чувствовала, что под этим спокойствием скрывалось мужество солдата. От встреч с ними, от общения, у меня росла вера в нашу победу. …Образцом служения Родине для нас были тогда такие патриоты как Филипп Комков, Мацулевич Валентин и Таиса Шубина, которых мы знали, с кем нам довелось встретиться в тяжёлые годы войны…».8

* * *

__________________________________________________________________
1- «Херсонская городская книга памяти». Издательство «Приднепровье». Херсон, 1994. - с. 25, 26.
2- ГАХО Ф.П-3562. О-2. Д-26. Л- 2-6.
3- Там же: Л- 7-11.
4- ГАХО Ф.П-3562. О-2. Д-26. Л- 20-27.
5- ГАХО Ф.П-3562. О-2. Д-26. Л- 66-83.
6. Там же. Л-91-97
7- ГАХО Ф.Р-876. В-1. О-1. Д-3. Л-5.
8- ГАХО Ф.П-3562. О-2. Д-26. Л-141-144.
 

 

 

Предыдущая глава:

Война глазами очевидцев.

 

Следующая глава:

Прочь врага!

 

Вернуться
к содержанию

 

 

Вход